Либерализм опасен для человека!

Который год, одни терзания,
Либерастни всё подвывания,
Идёт Россия в наступление -
У либералов обострение!


Россия создала вакцину -
Либерал вновь перед западом гнёт спину,
Кричит он вновь, из века в век,
Отстал как русский человек!

Когда страна вся вымирала,
Но либерала власть ласкала,
И он жирел, как на дрожжах,
На заграничных сухпаях!

Ну вот, возьми, хотя бы, Быков,
Работать с пузом, не привык он!
Зато, пузнёй любой "железный занавес" пробьёт,
И даже глазом не моргнёт!

Ещё до выборов есть месяц,
Что ж, либерал, ты нос повесил?
Ну, начинай кричать ты снова,
Тебя обидел дядя Вова!!!

Лишили лондонских регалий,
Дом в Переделкино не дали,
И много что ещё, меж строк,
Припомнит хитрый либерок!!!

Но первый пункт, конечно, Путин,
И либерасты воду мутят,
И в их "вселенной" есть совсем,
Иной на смену президент!

И снова льёт "До///дишко" яда,
И призывают дух Майдана,
И слышно из либеральных уст -
Сейчас добьём мы Беларусь!

Европа перед Америкой раздвигает ляжки,
И снова в тренде Навальняшка,
Гляди, живой сей мужичок,
А сколько крику - Новичок!

И запад снова нас стращает,
А либералы обещают,
Что из Хохляндии в Москву,
К нам на протесты мразь свезут!..

И технологии готовы,
И в Минске вот уже попробовали,
И рвут и душу и утробу,
В последней битве, русофобы!!!

Любой с утра англицкий джентльмен...

Любой с утра англицкий джентльмен,
Кальсоны свежие надев,
И протерев пенсне перчаткой, знает:
Сегодня будет много дел...


Добро разграбленных колоний,
Пересчитает невзначай,
И к королеве он с докладом,
Уже спешит джентльмен на чай.

Там, оттопыривши мизинец,
И морща свой высокий лоб,
В большую очень карту мира,
Свой взгляд вперил их русофоб...

Как велика, она, Россия,
В затылке сколько не чеши,
Веками вносит она смуту,
В порядок англицкой души...

Богаты недра и природа,
Аборигенов крут там нрав,
Медведь, берлогу там оставив,
Шагает прямо по дворам...

И то, папаша Киплинг,
Он был, наверное, прав -
Неси же бремя белых,
Не русским дикарям!

И от Антанты и до НАТО,
Под шёпот англицких дельцов,
Скрипит войны машина,
Да ржавым колесом...

В двух войнах мировых по полной,
Где отсидясь, где огребя,
Англицкий джентльмен вновь откроет,
Пороховые погреба...

Скрываясь под патриотизмом,
Чиновник наш и лицемер,
Растит своих буржуйских деток,
На полный англицкий манер...

Под завывания о России,
Весь свод блаженнейших певцов,
Отправил в Лондон чад учится,
На продолжение дел отцов...

И то ведь правда,
Знают в НАТО, как к оккупации придёшь,
То первым делом, заблаговременно,
Посей ростки ты в молодёжь...

Язык англицкий в душу лезет,
Как быть теперь тебе и мне?
Пусть не сейчас, но очень скоро,
Проснёмся в англицкой стране...

Либералы и их "Never Again"

Напишет в твиттер либерал "Never Again",
Европе-матушке слезливо умиляясь,
В почёте нынче этот слоган у лакеев,
Так и живут, заморским ценностям фальшивым поклоняясь...


И всё бы было ничего, войны ведь не хотим мы снова,
Но всё же, помни ты,
Европа, старый наш девиз,
Что к обороне мы всегда готовы!..

Прошло чуть более семи десятков лет,
Нутро гнилое обнажив до срока,
Реванш за наш, за сорок пятый год,
Так захотела вся объединённая фашистская Европа!

И либералы наши тут, как тут,
Подлянки делая, всё аккурат к девятому нам мая,
Они так страстно НАТОвские танки ждут в Москве,
И к "покаянию" всех русских призывая!

"Не правильно мы победили в той войне",
При Ельцине они нас так учили,
И что сейчас, уже давно,
Они баварское бы пили...

И источая тонны яда,
Проклятья павшим и живым,
Больше всего махровый либер,
Боится слов "Мы повторим!"

А повторить бы надо, братцы,
На "толерантность" сдать нам тест,
Ведь наши деды точно знали,
На танке как входить в ЕС!

Мы память предков в генах сохраним,
В советах их из-за бугра мы не нуждаемся, и не нуждались,
И всё же, 22 июня, из года в год, споёт жидкобородый либераст:
"Ну вот, Устинушка, дождались!"

09.05.2020

Сегодня молча посмотрю
на фотографию я деда,
Прости, мой дед, что тридцать лет, ты не дожил,
До юбилея, до победного...


А мы по-прежнему живём
В тревожном, не спокойном мире,
И очень часто задаюсь себе вопросом,
Что был бы жив мой дед, то что бы он увидел?

Фашистский глас "Эха Москвы",
До///дя фашистский перестук,
А государство всё молчит,
В глазах чинуш - один испуг...

Наш МИД оправдываться рад,
Тихонько так, из-за спины.
В Европе всё давно решили -
Вы русские - Вы всем должны...

И тронуть мразей невозможно,
Сгорает от стыда Земля,
Враги в колоннах маршируют,
Навальные и Соболя...

Цивилизации всех благ,
Мой дед увы, не испытал,
На "запорожце" зять катался,
В простом ты доме доживал,

Где не было водопровода,
Печное было отопление,
Но ты не требователен был,
Ты был другого поколения...

А мы были слишком шумны, слишком малы,
Словам твоим мы не внимали,
Лишь в играх наших, по сараям,
Мы штык солдатский твой искали...

Теперь спустя лишь столько лет,
Осознавая, что тебе благодаря лишь живы,
Я понимаю, слишком поздно,
Сказать за всё тебе спасибо...

Сегодня молча посидим мы,
Над фотографией твоей,
И не пойду я на парады,
Мне с каждым годом всё грустней,

Побед наследник измельчал твой,
Приспособленец - человек,
Под визг и вой "До///дей" фашистских,
Вползаем в двадцать первый век...

Как звезда Рок-н-ролла...

Первый вариант моего стихотворения "Провинциальный поэт", посвящённого Майку Науменко:


Мне не стать скандальной звездой в вечернем эфире,
Даже если сопьюсь, не покажут меня по ТВ.
Провинциальный поэт в своём маленьком мире,
Не изменявший лишь путеводной звезде.

Я певец депрессивного стиля,
В моих строчках красивых нет фраз,
Я ругаюсь здесь так же, как в жизни,
Ведь я видел ту жизнь без прикрас...

Мои кумиры, Майк и Витя мертвы давно.
А казалось, недавно,
Рвали динамики магнитофоны,
Наслаждаясь свободой петь песни в окно.

Так и прошла вся жизнь, между двумя городами,
Старым Осколом и Новым Осколом.
Так утекла вся жизнь,
По речке осокой и бутылочным сколом...

Второй вариант моего стихотворения "Как звезда Рок-н-ролла", посвящённого Майку Науменко:

Мои кумиры, Майк и Витя мертвы давно.
А казалось, недавно,
Рвали динамики магнитофоны,
Наслаждаясь свободой петь песни в окно.

И пусть я никогда не бывал в Петербурге,
Белых ночей не знаком мне твой транс,
Но по песням Майка я выучил геометрию твоих чёрно-белых улиц,
И мажорный танцевал твой городской ДК Dance...

Как звезда рок - н - ролла, ты ушёл так внезапно,
Не успели раскрутить тебя по тв,
Неисправимый романтик городских подворотен,
Не изменявший лишь путеводной звезде.

Бытовой реализм, как призвание,
Ты нам пел без напыщенных фраз.
Иногда крепким словом прикладывал -
Ведь ты видел ту жизнь без прикрас.

С точки зрения "большого искусства",
Я состряпал плохие стихи,
Но никто и ничто не помеха,
Помянуть мне вас, мужики...

Группу "Зоопарк" мы впервые раскопали с моим другом Лёхой Гончаровым на катушках в аудиотеке его отца, в конце восьмидесятых годов. Мы влюбились в тексты Майка Науменко (18.04.1955 - 27.08.1991), и слушали катушку с его записями бесконечное количество раз. Конечно, в двенадцать лет мы не до конца понимали весь смысл текстов Майка, точнее, понимали их по-своему, ведь музыка и тексты Майка универсальны - в любом возрасте любой человек найдёт в них что-то своё. Я никогда не был меломаном и страстным фанатом каких-либо групп, но так получилось, что музыка "Зоопарка" прошла со мной через всю мою жизнь. И всегда каждый новый альбом всплывал рядом как-то удивительно вовремя. Сборник неизданных студийных записей "Иллюзии" появился у меня накануне нового 2002 года, и я прилипал к магнитофону, забывая обо всём на свете, так как с каждой песней я словно проживал кадр за кадром собственную жизнь, смотрел кино, то самое кино, о котором пел Майк: Мне нравится думать, что жизнь это фильм со счастливым концом...
Осенью 1991 года, случайно включив телевизор, я узнаю из теленовостей, что этим летом не стало Михаила Науменко, того самого, из группы "Зоопарк", песнями которого мы заслушивались с Лёхой Гончаровым, имея в те времена довольно смутные представления о человеке, который сочинял и исполнял все эти песни. Уже год, как нет Виктора Цоя, подумал я тогда, теперь вот нет и Майка...
Оглядываясь назад, теперь приходит понимание, что всё в этой жизни происходит закономерно - уходила эпоха, уходили её кумиры...
Немного артефактов из моей коллекции:


Elske Rotteveel - Filmography of Depressive moviestar from Netherlands

Всем, кто считает русских мрачной, неулыбчивой нацией, склонной к постоянному самобичеванию, депрессии и алкоголизму, стоит посмотреть фильмы, которые братцы-скандинавы снимали на Скандинавском полуострове, начиная с семидесятых годов прошлого века. А так же фильмы, снятые в Дании и Нидерландах, в двух самых продвинутых странах Северной и Западной Европы. Как говорится, посмотрев за последние пару лет с полсотни скандинавских и европейских фильмов, "я вновь начинаю верить в человечество"...
Особенно показательна в этом смысле фильмография актрисы из Нидерландов Elske Rotteveel, родившейся 11 мая 1991 года в Амстердаме, и дебютировавшей в двенадцать лет в фильме Bluebird, режиссёра Mijke de Jong, в котором рассказывается о талантливой и незаурядной девочке Мирел, подвергнувшейся травле от одноклассников в школе. Наткнулся я на этот фильм случайно. Был в моей жизни такой период, примерно два с половиной года назад, когда нужно было чем-то отвлечься, и вытащить себя из затянувшейся, ни к месту и ни ко времени, болезни. Так как я живу по принципу:
Периодически я чем-то загоняюсь,
Потом сдаюсь, и снова разгоняюсь...
...То есть, мозгу периодически нужна тренировка, и в такую тренировку я превратил поиск информации на какую-либо тему в интернете. Посмотрев Bluebird, я решил найти и пересмотреть и другие фильмы юной актрисы Elske Rotteveel.

Bluebird, 2004
На одном из интернет сайтов, специально не буду упоминать название сайта, так как все и так всё понимают, а этот киношный сайт периодически "выгоняют" из интернета, и он потом появляется уже под другим, изменённым названием, пользователь под псевдонимом Abu Salama оставил, на мой взгляд, самый полный и исчерпывающий комментарий под сообщением об этом фильме, хочу привести здесь его текст полностью, жаль будет, если такой шедевр исчезнет:
16 Ноя. 2016 13:06
"Отличная семейно-подростковая драма о замечательной девочке. Жанр музыка здесь не подходит. Мерел участвует в постановке музыкальной пьесы, но это не центральная тема фильма. Она и плаванием занимается, но и жанр спорт здесь вовсе ни к чему. Скорее тег подростковая жестокость (если что-то добавить к драме, то его). Но, опять же, фильм не узко жанровый, и это тоже одна из его граней. Внимание сфокусировано на её внутреннем мире. Я бы отнёс картину к авторскому кино, многое остаётся за кадром, не разжёвывается как в американских аналогах, зрителю предоставляется додумывать самому. Одноклассники не являются малолетними монстрами, просто дети, в большинстве своём жестокие, скорее всего завидующие хорошей успеваемости девочки и её внутренней самодостаточности. Помимо театра, прыжков воду и любви к чтению, у Мерел ещё есть неполноценный физически брат, вернее приёмный ребёнок в их семье. С которым она делит всё оставшееся время, они очень привязаны друг другу. Поэтому у неё просто нет времени на подростковое пусто-времяпрепровождение.
Именно внутреннее, душевное богатство помогает главной героине преодолевать внешнее давление. Хотя, как любой ребёнок, она не лишена комплексов по поводу внешности и вспышек бунта.
Понравился, душевный фильм".
Конец цитаты.

Фильм Bluebird - на данный момент единственный фильм с участием Elske Rotteveel, переведённый на русский язык. Если не считать драму Hemel, но там у актрисы Elske Rotteveel совсем микроскопическая роль в крошечном эпизоде. Так что, этот фильм не считается.

Диалог на классном часе, учитель, обращаясь к девочке, заправиле среди хулиганов, задаёт вопрос:

-Ким, приведи мне пример травли.
-Обзывательства, сплетни, игнор...
Другая девочка подхватывает:
-Запустить жвачку в волосы...
Учитель:
-Так, это уже конкретнее, что ещё?
Мальчик:
-Избиение, отнять рюкзак, писать в чужом ежедневнике...
Учитель:
-Мирел, а тот стикер у тебя на спине, это было издевательство или шутка?
и Мирел, с обречённым видом выслушавшая всё сказанное, отвечает:
-Скорее, шутка...
Учитель:
-Шутка? Вы все так считаете?
И класс дружно отвечает:
-Не думаю, что тот, кто это сделал, хотел чего-то плохого. Издеваются обычно над кем-то одним...
При этом все взгляды направлены в сторону Мирел...
И блондинка - заправила, не моргнув глазом, без тени стеснения, нагло заявляет:
-Сегодня это случилось с Мирел, а в следующий раз на её месте могу оказаться я...
Главный хулиган класса:
-Травля, это когда бьют кого-нибудь, это вне закона... Вандализм, насилие, порча имущества...
Учитель:
-Так, давайте уясним. На моих уроках никакого вандализма, насилия и порчи имущества. Понятно?
-Да...
Учитель:
-Отлично...

На следующий же день Мирел сначала дразнят одноклассницы на железнодорожной станции, потом, после школы ей разбивают кулаком лицо, и выбрасывают с моста её скейтборд...

Фильм, снятый в 2004 году в Нидерландах является образцом политкорректности, и вообще, пропагандирует все те западные ценности, которыми так гордится "Цивилизованная Европа" на протяжении последних двух десятков лет.

Тут и очень правильно рассуждающая мама девочки, которая на вопрос Мирел о младшем брате - инвалиде отвечает так:
-Зачем вы его вообще брали, если знали, что придётся сдавать его в это заведение?
-Мы хотели, чтобы у тебя был братик или сестричка. Вот... Мы подумали, что мир и так перенаселён. И на свете столько несчастных детей... Огромное количество... Мы увидели Каспера, и поняли что это судьба. Он наш, так ведь?

Тут и негр - интеллектуал, знаток классической русской литературы, цитирующий Льва Толстого:
-Все  счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему...

И на заднем плане в пригородном поезде обязательно женщина в хиджабе...


Het mysterie van de sardine, 2005
Режиссёр: Erik van Zuylen
Язык: Dutch, без перевода.
По роману Стефана Темерсона "The Mystery Of The Sardine"
Я пытался отыскать первоисточник, но информация о писателе Стефане Темерсоне в рунете практически отсутствует.
Англоязычная статья в Википедии сообщает, что Стефан Темерсон (25 января 1910 - 6 сентября 1988) польский, а позднее британский поэт, писатель, кинорежиссёр, композитор и философ.
Здесь, в ЖЖ, упоминание о нём и о его жене есть вот на этой странице:
https://tanjand.livejournal.com/1983444.html
О романе "The Mystery Of The Sardine" в Википедии, тоже на английском языке:
 https://en.wikipedia.org/wiki/The_Mystery_of_the_Sardine
Насколько я понял, ни одна из его книг у нас на русский язык не переводилась.

...Один рядовой день из жизни профессора философии Тима Бурхейва. Совершая утреннюю пробежку по лесу, профессор слегка подворачивает ногу, и выйдя на ближайшую дорогу, тормозит первую попавшуюся машину. Парень, который был за рулём, судя по всему, знаком с профессором, и предлагает подвезти его до дома. Профессор завтракает в кругу семьи. Elske Rotteveel играет очаровательную рыженькую дочку профессора, Эмму. После завтрака дочка профессора уходит в школу, жена тоже отлучается из дома, по каким-то своим делам, профессор занимается своими делами, и вскоре в дверь раздаётся звонок - на пороге тот самый парень, что был за рулём автомобиля. Парень приносит в дом портативный кинопроектор и катушку с киноплёнкой. Професор задёргивает шторы, парень запускает кинопроектор, на экране идёт авангардный чёрно-белый советский фильм, звучит некоторое подобие русской речи. Профессор переводит фильм, парень, периодически останавливая и вновь запуская кинопроектор, лихорадочно записывает переведённый текст. В это время профессору неожиданно звонят на мобильный телефон, он что-то отвечает, одновременно подходя к стеклянной входной двери дома, за которой лает его домашняя собака. Собака подбегает к двери, на её шее, типа ошейника, болтается странная плоская мина, похожая на банку сардин, с этикеткой на крышке.
При этом, в самом начале фильма было показано, как собака купалась в реке, и когда она ныряла в воду, никакой мины на её шее не было. Остаётся только догадываться, подцепила ли она случайно мину под водой, или всё это было спланированное покушение на профессора Тима Бурхейва, и мину кто-то целенаправленно прикрепил на шею к собаке, когда она уже вылезла из воды.
При столкновении со стеклянной дверью мина взрывается...
Профессор выживает, но остаётся инвалидом, потеряв обе ноги.
После выписки из больницы, для его реабилитации, всё семейство, профессор с женой и дочерью, отправляются в пансионат у моря.

Пересказывать дальнейшее содержание фильма бессмысленно, так как всё происходящее на экране сильно отдаёт сюрреализмом, и всё это надо видеть и слышать.

На сайте IMDB есть достаточно подробный отзыв пользователя Camera-Obscura об этом фильме, но чтобы не мучить себя и вас тем суррогатом текста, который выдаёт электронный переводчик, вот лишь финальный отрывок:
"Основное внимание уделяется последующим трудностям, с которыми Тиму приходится сталкиваться в браке после нападения, а также собственному признанию его инвалидности, и инвалидности на всю оставшуюся жизнь. Рискованный материал для художественного фильма, но прекрасная игра актёров старой школы заставляет его работать. В фильме много наводящих на размышления наблюдений и приятных интеллектуальных диалогов, но общий результат немного неровный, особенно с двумя детьми в фильме. У их двенадцатилетней дочери (Эльске Роттвил) складываются близкие отношения с мальчиком того же возраста, которого она встретила на острове. Их разговоры в основном касаются высоких тем в философии, что немного раздражает. Для детей их возраста не очень свойственно вести такие разговоры. В результате действие в этих сценах довольно статично. Они, кажется, не понимают слишком взрослые слова, которые они произносят. Но это не их вина. Их диалоги должны были быть написаны лучше. В любом случае, фильм красиво снят в нескольких потрясающих местах, первоклассным оператором.
Последнее замечание о плачевном состоянии распространения фильмов в Нидерландах и, в частности, этого фильма. Насколько мне известно, этот фильм был показан только в нескольких небольших кинотеатрах домов искусства, после того, как он был показан на Роттердамском международном кинофестивале и фестивале голландского кино в Утрехте. Этот фильм явно не для всех зрителей, но, несмотря на его недостатки, он явно заслуживает более широкого проката. Возможно, он получит еще один шанс на некоторых фестивалях или в кинотеатрах других стран. Сложный фильм, но он того стоит"...
Конец цитаты.

Storm, 2005
Режиссёр: Michiel van Jaarsveld
Язык: Dutch, без перевода.
В одной ретро файлообменной сети нашёл этот фильм с размером кадра 352х264, других вариантов пока нет...
Описание с сайта FILMVANDAAG.NL
"Атмосфера в доме Мариски за год кардинально изменилась. Так как её родители больше не могут нормально сосуществовать, тринадцатилетняя Мариска бежит из этой удушающей атмосферы. На пляже она встречает Кристиана, кайтсёрфера, этот двадцатилетний парень даёт Мариске ощущение свободы, которому она всё больше и больше отдаётся. Отношения Мариски с родителями становятся всё более и более напряжёнными из-за её поведения, но даже когда отец бросает их, она продолжает бороться, чтобы добиться перемен в доме и семье"

De fuik, TV Movie 2008
Режиссёр: Mischa Kamp
Язык: Dutch, без перевода.
https://my.mail.ru/mail/agvan1/video/_myvideo/1543.html
С сайта IMDB:
"Основано на реальных событиях. О фанатичном религиозном отце, его психически больной жене и четырех дочерях-подростках. То, что на первый взгляд кажется неожиданным семейным праздником, превращается в похищение и заканчивается кошмаром, когда Симона обнаруживает, что ее отец находится в бегах из-за серьезных проблем. Так как она постепенно понимает, что он сходит с ума, на грани причинения серьёзного вреда окружающим, то она решает защитить свою семью".

Мои впечатления от просмотра:
Папаша - священник, сбрендивший на почве религии, решает увезти свою семью подальше "от греха". Он поджигает свой дом, и вместе с женой и четырьмя дочерьми отправляется на автомобиле в бесконечное путешествие по стране. На очередной автозаправке девочки видят собственные портреты на плакате "Внимание, розыск!" а так же портреты отца и матери. Папаша, неумело орудуя ножом, обрезает дочерям длинные волосы, чтобы отвести от семьи подозрения окружающих. Некоторое время все вшестером мыкаются по различным стоянкам и автокемпингам, ночуют в палатке, пока однажды ночью ту не смывает ливнем...
Когда заканчиваются деньги, Папаша - священник решает подворовать по-мелочи, возле магазинчика, и втягивает в это дочь Симону, которую играет Elske Rotteveel. Когда у папаши совсем уже стали сдавать нервы, он завёз всю семью в лес, в непроходимую глушь, на берегу какого-то озера. Там от холода и сырости начинает серьёзно заболевать одна из младших девочек. Однажды пропадает их мать, и старшие девочки, обнаружив на берегу озера брошенную библию их мамы, понимают, что отец в приступе безумия расправился с ней, и матери уже нет в живых. Папаша ведёт себя всё более дико, на глазах детей пытается ошкурить и разделать пойманного кролика, а потом приготовить из него жаркое. Заболевшей девочке становится всё хуже, но папаша отказывается возвращаться в цивилизацию. Симона и ещё одна из старших сестёр делают верёвку из лоскутов разрезанной одежды. Папаша всё время держит при себе одну из младших девочек. Однажды, развернув её к себе спиной, он садится посрать возле бревна в лесу, в это время Симона с сестрой накидывают ему на шею верёвку, и начинают его душить. Натянув верёвку до упора, они перетаскивают папашу через бревно, при этом в кадре крупным планом появляется его голая жопа...
Папаша вырывается, и повалив Симону на землю, пытается задушить её. Но вторая сестрица успевает оглушить его ударом дубины по голове...
Заведя машину, и забрав младших сестёр, девочки выбираются из леса, и приезжают в поисках помощи в ближайший городок...
В конце фильма, когда Симона приводит полицейских в лес, на место предполагаемого убийства отца, то обнаруживается, что папаша жив, и войдя в озеро по-пояс, громко читает религиозную проповедь, тупо уставившись в пространство...
Самый депрессивный фильм с участием Elske Rotteveel...


Terugweg, 2008
Короткометражный фильм.
Режиссёры: Henk Haselager, Michael Helmerhorst
Язык: Dutch, без перевода.
Две начинающие проститутки, одну из  которых играет Elske Rotteveel, выходят на трассу, чтобы подзаработать, но с клиентами в этот вечер что-то не клеится...
В принципе, всё понятно и без перевода, нужно только досмотреть фильм до конца:
https://youtu.be/vEOGft8UeM4


Hemel, 2012
Режиссёр: Sacha Polak
Язык: Dutch, доступен в сети с русским переводом.
Арт-хаус, Авторское кино, Драма...
Вообще, ко всем фильмам жанра Арт-хаус, и к этому в частности, у меня сложное отношение:

Мелькают сиси, писи, попы,
Из жопы давится говно,
Как всё смешалось на экране,
В крутом Арт-хаусном кино!

Вселился блуда бес в печёнки,
В башку ударила моча,
Прильнули зрители к экрану,
В экстазе радостно дроча!..

Без дальнейших рецензий и комментариев. Фильм довольно-таки известный, все, кому надо, сами найдут информацию и сам фильм в интернете...

Roes, 2012
Короткометражный фильм.
Режиссёр: Philip Besamusca
Язык: Dutch, без перевода.
https://vimeo.com/53340434
Почти что немой фильм - исповедь молодого алкоголика. Elske Rotteveel играет его двадцатилетнюю дочь на протяжении одного из отрезков его жизни, показанного в фильме...

Не судьба была ей сыграть в комедии, или хотя бы в каком-нибудь приключенческом фильме для всей семьи. А в 2012 году Elske Rotteveel похоже, окончательно завершила свою кинокарьеру...
Collapse )

Stephen King's It 1990

Помню всё так, как будто это было вчера. Ранняя весна 1993 года, ночь, девятиэтажка на окраине Воронежа. По местному кабельному телевидению показывают фильм "Оно". Наверное, у ребят видеопрокатчиков того времени была настоящая, фирменная видеокассета - SONY или TDK. Никогда больше на экране моего советского телевизора "Рекорд-311" не было такой красочной, потрясающей воображение картинки! Три часа захватывающего фильма, потом ещё три часа в цветных снах - остаток ночи пролетел незаметно. Страха после просмотра кинокартины по роману Стивена Кинга не было, хотя некоторые сцены и пощекотали нервы. Было много впечатлений. Их оказалось настолько много, что перерыв между тем и следующим просмотром оказался длинною в десять лет. И я не жалел об этом. Некоторые истории стоят того, чтобы подождать десять, или даже двадцать лет. А потом вернуться к ним, со свежей головой. И устоявшейся психикой. Или уже с основательно расшатанной психикой, как в моём случае...

Вот эту видеокассету от дистрибьютера "Медиа Мост" я купил в 2003 году. Честно скажу, такой волны впечатлений, как от первого просмотра, уже не было. Меня сразу же напряг и разочаровал полный дублированный перевод. Особенно, узнаваемая речь одного нашего популярного актёра девяностых годов, Алексея Булдакова, голос которого ни с кем не спутаешь. Ухо автоматически цепляется за этот голос, и сознание уже воспринимает не тот фильм, который смотришь, а персонаж из "Особенностей национальной охоты" который навязчиво произносит свои тосты в твоих мозгах.

Эх, кто же мог знать тогда, зимой 2003 года, когда я смотрел этот фильм второй раз в жизни, что Джонатан Брэндис, сыгравший юного Билла Денбро, очень скоро пополнит печально известный список рано и трагически ушедших из жизни юных актёров...

На самом деле, всю прелесть и быстротечность этой жизни начинаешь ценить и познавать только после сорока лет...

Кстати, лишь недавно, после очередного просмотра видеокассеты заметил, что жену Билла Денбро, Одру, сыграла актриса Olivia Hussey. В молодости она была красотка, ещё один шедевр эпохи VHS с её участием, фильм "Охота на индюшек", был засмотрен до дыр в начале девяностых годов...

Коробка видеокассеты, как Вы сами можете убедиться по фото, оформлена в стиле минимализм, но, тем не менее, выглядит довольно оригинально, благодаря контрасту жёлтого, зелёного и красных цветов.

В эпизодической роли на экране появляется William B. Davis. Кто в теме девяностых, тот поймёт, о ком я.

Ещё в юности у меня как-то не пошло чтение Стивена Кинга, так что, роман "Оно" прочитал уже сейчас, в 2020 году. Современный вариант перевода от переводчика В. А. Вебера и издательства АСТ, 1243 страницы. Первую сотню страниц осилил с трудом, и было такое ощущение, что читаю некий черновик, демо-версию, как будто автор ещё сам толком не знал, что будет дальше. Зато, после того, как осилил первые сто страниц, чтение меня наконец-то "зацепило". Прочёл всю книгу на одном дыхании.

Квинтэссенция романа в нескольких строчках:

"Тем не менее того, что он увидел в Водонапорной башне, просто не могло быть. Оно оскорбляло ощущение порядка, присущее каждому здравомыслящему человеку, оскорбляло стержневую идею, состоящую в том, что Бог наклонил земную ось так, чтобы сумерки продолжались только двенадцать минут на экваторе и час или больше там, где эскимосы строили свои дома из ледяных кирпичей, а покончив с этим, он сказал, по существу, следующее: Ладно, если вы сможете разобраться с этим наклоном, то сможете разобраться практически со всем, чего ни пожелаете. Потому что даже у света есть масса, и внезапное понижение звуковой частоты паровозного свистка - эффект Допплера, и грохот, который возникает при прохождении самолётом звукового барьера, - не аплодисменты ангелов и не пердёж демонов, а всего лишь колебания воздуха, возвращающегося на прежнее место. Я дал вам наклон земной оси, а потом сел в центре зала, чтобы смотреть шоу. Мне нечего больше сказать, кроме как дважды два - четыре, огоньки в небе - звёзды, если кровь есть, её могут видеть как взрослые, так и дети, а мёртвые мальчики остаются мёртвыми.
А Стэн сказал бы им, если б смог:
Со страхом жить можно, если не вечно, то долго, очень долго. А с таким оскорблением, возможно, не проживёшь, потому что оно пробивает дыру в фундаменте твоего сознания, и если ты туда заглянешь, то увидишь, что там, внизу, живые существа, и у них маленькие жёлтые глазки, которые не мигают, и оттуда, из темноты, поднимается вонь, и через какое-то время ты подумаешь, что там, внизу, целая другая вселенная, вселенная, где по небу плывёт квадратная луна, и звёзды смеются холодными голосами, и у некоторых треугольников четыре стороны, и у некоторых - пять, и у каких-то - даже пять в пятой степени сторон. В этой вселенной могут расти розы, которые поют. Всё ведёт ко всему, - сказал бы он им, если б смог. - Пойдите в вашу церковь и послушайте ваши истории об Иисусе, шагающем по воде, но, если бы я увидел такое, то кричал бы, и кричал, и кричал. Потому что для меня это не выглядело бы чудом. Это выглядело бы оскорблением.
Но ничего такого сказать он не мог, поэтому ограничился малым:
-Испугаться - не проблема. Я просто не хочу участвовать в чём-то таком, что приведёт меня в дурку.
-Но ты по крайней мере пойдёшь с нами к нему?-спросил Бен. - Послушаешь, что он скажет?
-Конечно,-ответил Стэн и рассмеялся. - Может, мне даже стоит захватить с собой птичий атлас.
Тут рассмеялись все, и напряжение чуть спало".

И ещё очень понравился вот этот фрагмент, как будто бы Стивен Кинг приоткрыл давно запертую и позабытую дверцу к моим собственным детским переживаниям, страхам, и восприятию мира тогда, когда я, лёжа под одеялом, придумывал свои первые неуклюжие рассказы и вымышленные миры:

"Он вспомнил, что на следующий день после встречи с мумией жизнь его потекла обычным путём. Он знал, что едва не попал в лапы чудовища, чем бы оно ни было, но его жизнь продолжалась: он пошёл в школу, написал контрольную по арифметике, заглянул после школы в библиотеку, ел с присущим ему аппетитом. Просто встроил существо, которое видел на Канале, в свою жизнь, а если говорить о том, что существо это едва не убило его... что ж, дети частенько балансируют на грани смерти. Они перебегают улицы, не глядя по сторонам, на озере заплывают слишком далеко на надувных резиновых плотах, и им приходится грести из последних сил, чтобы вернуться на берег. Они падают на задницу со шведских стенок и на голову с деревьев".

"Теперь, стоя под мелким дождём перед "Надёжным скобяным магазином" (Бен вспомнил, что в 1958 году это помещение занимал ломбард "Братья Фрейти", двойные витрины которого заполняли пистолеты, винтовки, опасные бритвы и гитары, подвешенные за грифы и напоминающие экзотических животных), он думал о том, что дети лучше себя чувствовали рядом со смертью, с большой лёгкостью встраивали в свою жизнь необъяснимое. Подспудно они верили в существование невидимого мира. Чудеса, сотворённые что светлыми, что тёмными силами, принимались во внимание, безусловно, но чудеса эти не останавливали жизнь. В десять лет внезапное столкновение с прекрасным или ужасным не мешало съесть за ленчем лишний чиз-дог или два.
Но всё менялось, стоило тебе повзрослеть. Ты более не лежал в кровати, в полной уверенности, что кто-то копошится в стенном шкафу или скребётся в окно... но когда что-то случалось, что-то, не имеющее рационального объяснения, в сети возникала перегрузка, аксоны и дендриты нагревались. Тебя начинало трясти и дёргать, тебя начинало гнуть и корёжить, твоё воображение отплясывало хип-хоп и бибоп на твоих нервах. Тебе не под силу просто встроить случившееся в свою жизнь. Не встраивается оно, и всё тут. Твой разум возвращается к встрече с ним, легонько его касается, как котёнок - клубка ниток... пока, со временем, разумеется, ты или сходишь с ума, или попадаешь в такое место, где не можешь действовать с полной отдачей.
"И если такое произойдёт, - подумал Бен, - Оно сожрёт меня. Сожрёт нас. Тёпленькими".

Жаль, что ни в старой, ни в новой экранизации даже не попытались передать на экране атмосферу Пустоши, и дух зарождающегося там товарищества среди компании Неудачников. Для меня это было самое интересное в книге.

Наверное, потому что в моей жизни была своя Пустошь, неразрывно связанная с моим детством. Сначала это была просто свалка. Свалка строительного мусора, оставшегося после возведения новеньких девятиэтажек на окраине Воронежа. Моё знакомство с этой свалкой состоялось в первые же дни после того, как мы в 1981 году заселились в нашу новенькую девятиэтажку под номером 27, в районе БАМ города Воронежа. Строительная суета вокруг нового микрорайона постепенно затихла, тяжёлую технику и бытовки рабочих увезли, а свалка так и осталась. Кучи строительного мусора постепенно спрессовывались под собственной тяжестью, зарастали травой. По весне на свалке зеленели деревца. Теперь уже никто и не вспомнит, когда свалку перестали называть свалкой, а стали произносить короткое слово, в котором причудливым образом сочетались горечь забвения, и притягательная романтика неизведанного - Пустырь.Тропинки, протоптанные ногами пытливых детей, среди которых был и я, первооткрыватель здешних мест, запутанным лабиринтом пронизали всё это не поддающееся исчислению многообразие выросших из  мусорных куч холмов, зарослей и каньонов, и Пустырь ожил. Он зажил своей собственной жизнью, он стал местом бесконечных путешествий и игр, и Миров, Миров, которыми можно было населять Пустырь бесконечно, обладая мало-мальской фантазией и даром сочинительства. Думаю, если бы в моей жизни и встретились такие друзья, о которых писал Стивен Кинг в романе "Оно", то повстречал я бы их именно здесь, на своём Пустыре. Но таких настоящих друзей в моей жизни так никогда и не случилось, думаю, потому, что я никогда и не нуждался в общении. Всё, в чём я нуждался - так это в приключениях и в новых, неизведанных Мирах, именно за эти я и уходил в детстве на Пустырь за моим домом...

И те самые "мусороиды", опоясывающие свалку, о которых писал Стивен Кинг, я тоже помню, и сейчас, читая его роман, я представил их себе достаточно ясно и легко...


Текст с коробки от видеокассеты: Из царства смерти появилось новое леденящее воплощение ужаса. Оно притаилось в тени повсюду. И вот несколько школьных друзей, возвращаясь домой, должны встретиться с ЭТИМ лицом к лицу. Оно знает все их страхи, как бы глубоко запрятаны они не были. Оно черпает силу из ненависти  и разочарования. Существо, не имеющее названия и чёткой формы, питающееся тем гадким и злым, что притаилось в них...


Я был уверен, что ОНО живёт здесь:

Мио, мой Мио 1987

Я посмотрел этот фильм в день премьеры на советском телевидении, в январе 1988 года. В интернете даты премьеры разнятся, на некоторых сайтах указано 1 июля 1987 года, очевидно, имеется ввиду кинопремьера. Но я точно помню, что когда впервые смотрел этот фильм, была зима. Уже в конце просмотра у меня выработался стойкий комплекс собственной неполноценности, который потом сопровождал меня всю оставшуюся часть моего детства, вплоть до начала юности. Я был просто уверен, что главная роль в этом фильме предназначалась судьбой для меня, и я просто не мог вынести того факта, что роль Мио досталась Николасу Пиккарду. В последующие за этой телепремьерой годы я с нетерпением каждый раз ждал, когда же этот фильм вновь покажут по телевидению, и одновременно каждый раз мучался и терзался по-поводу столь несправедливой судьбы, обошедшей меня с возможностью путешествовать по стране Дальней с таким другом, как Юм-Юм...
Следующий flashback, связанный с этим фильмом, случился уже во времена моей пожарной молодости. Шёл 1997 год, мне было двадцать лет, наша пожарная машина выезжала дежурить на военный полигон Погоново под Воронежем. Останавливались мы там на КП, я поднимался на наблюдательную вышку, и присматривал за лесом, чтобы там не полыхнуло где-нибудь, во время военных учений, или просто, от огонька костра, в тех глухих местах. И вот, в один прекрасный день, кто-то из солдат забыл там на вышке молодёжный журнал, начала девяностых годов. От скуки я открыл его, начал листать, и попалась мне на глаза статья о съёмках фильма "Мио, мой Мио".
Тот летний день 1997 года мог навсегда раствориться в памяти, кануть в лету, как сотни и тысячи других дней моей жизни, но благодаря старому журналу стоит мне и сейчас закрыть глаза, и снова представляется всё, как наяву: запах нагретой солнцем деревянной вышки, молчаливый сосновый лес с одной стороны, где вот-вот уже должен вспыхнуть солнечный закат, лениво застывшие облачка над выгоревшей степью полигона, простирающейся далеко на юг...
Сидел я там, на наблюдательной вышке, покуривал, читал какие-то подростковые рассказы в этом журнальчике, а память всё уносила и оттягивала меня куда-то во времена моего детства, с поразительной ясностью давая мне шанс ещё раз, и ещё раз пережить то смятение чувств, что было когда-то связано в моей судьбе с фильмом "Мио, мой Мио".
Не знаю, почему на следующий же день я не помчался разыскивать видеокассету с этим фильмом. Но помню, что примерно в то же время, летом 1997 года, снова посмотрел его по тв...

Что я пытался найти, прежде всего, в книге Астрид Линдгрен "Мио, мой Мио"?

Конечно же, ответ на вопрос, как Мио оказался в приёмной семье, в Стокгольме. Но главным моим разочарованием от книги стало то, что событие это описывается там весьма туманно. В первой главе, когда Бу Вильхельм Ульсон рассказывает о себе, можно прочесть:

"И я всё думал и думал, кто же мой настоящий отец и отчего так получилось, что я живу не с папой и с мамой, а то в приюте, то у тёти Эдлы и дяди Сикстена. Тётя Эдла однажды сказала мне, что моя мама умерла сразу после того, как я родился. А кто мой отец, этого вроде бы никто и не знает. "Можно только догадываться, что это за мерзавец", - говорила она. Я ненавидел тётю Эдлу за эти слова. И я знал, я знал, что мой отец вовсе никакой не мерзавец".

А через несколько страниц, когда Бу Вильхельм Ульсон уже оказывается в Стране Далёкой, и встречает своего отца - короля, он как бы подводит итог своей автобиографии словами:

"...Жаль, что тётя Эдла его не увидит. Она бы сразу убедилась, что никакой он не  "мерзавец". Единственное, что оказалось правдой, как мне сказал мой отец - король,  - это то, что моя мама действительно умерла при моём рождении. А эти дураки из приюта и не почесались сообщить ему, где я нахожусь, и он всё искал и искал меня долгих девять лет. И вот, к счастью, я наконец нашёлся..."

В экранизации златогривая лошадь Мирамис превратилась в коня. Ещё из экранизации исчезло начало главы "Он скакал по Сумрачному лесу", и то, как мальчики встречают в Сумрачном лесу сотню белоснежных лошадей с такими же золотыми гривами, как у Мирамис, и Юм-Юм объясняет Мио, что Мирамис родом из Сумрачного леса. Исчезли иэ экранизации и волшебные свойства Мирамис, способной летать по воздуху. Понятное дело, что если бы в восьмидесятых годах взялись снимать ещё и полёты, и целый табун белых лошадей, это съело бы большую часть бюджета фильма, который по тем временам был и так немалый - 55 000 000 крон.

Оставим за рамками нашего обсуждения зашкаливающую мимимишностью главу "Любят ли звёзды слушать музыку?"
Думаю, малышам очень нравится, когда родители читают им перед сном именно эту часть книги.
Так же, как и не несущую большого смыслового значения, но милую, и неоднократно повторяемую главными героями в различных вариациях фразу:
-Ох, хоть бы тут не было так жутко, - сказал Юм-Юм. - Хоть бы в проходе не было так темно, а мы не были бы такие маленькие, одни-одинёшеньки и безо всякой защиты...

В конце фильма превращённая злым рыцарем Като в птицу девочка Милимани, которая пожертвовала собой, выбив горящий факел из руки стражника, просто оживает, в книге же этот эпизод сопровождается мрачной прелюдией, в истинно скандинавском стиле:

"У самого берега в набегающих волнах на каменном выступе скалы лежала девочка. Я кинулся к ней и упал на колени. Она лежала неподвижно, глаза её были закрыты. Её личико было белым-белым, без кровинки, а на маленьком тельце были видны следы ожогов. Девочка была мертва.
-Это она погасила факел, - сказал брат Нонно.
О, в какое я пришёл отчаяние и что теперь могло меня порадовать?! Ведь маленькая Милимани погибла из-за меня!
-Не огорчайся, - стал утешать меня брат Нонно. - Милимани сама решила, как ей поступить. Это был её выбор. Она знала, что её крылья займутся огнём.
-Но ведь она умерла! - с горечью воскликнул я.
Брат Нонно взял её обгорелые ручки в свои.
-Нам придётся оставить тебя одну, Милимани, - сказал он. - Но, прежде чем уйти отсюда, мы споём тебе колыбельную песню.
Все дети уселись на скале вокруг девочки и запели. Эту песню они сами сочинили для Милимани.
Милимани, сестричка,
Упавшая прямо в волны,
Опалив свои бедные крылья,
Милимани, о Милимани!
Будешь спать, никогда не проснёшься,
Не полетишь ты, Милимани,
С горьким криком над тёмной водою.
-Про какую это тёмную воду вы поёте? - спросил Юм-Юм. - Тёмной воды больше нет. Теперь только светлые ласковые волны будут петь вашу песню для Милимани.
-Жаль, нам не во что её завернуть, - посетовала сестрёнка Йири. - Ей было бы не так жёстко спать на голой скале.
-Вот же её плащ, - сказал я. - Мы завернём её в ткань, что соткала её матушка.
И я обернул маленькое тельце плащом с подкладкой из волшебной ткани, что подшила ткачиха. И была эта ткань мягче яблоневых лепестков, легче ночного ветерка, теплее крови, что течёт из самого сердца. И эту волшебную ткань соткала её родная мать. Я бережно обернул мой плащ вокруг Милимани. Пусть будет ей мягко лежать на скале.
И тут свершилось чудо. Милимани открыла глаза и взглянула на меня. Она не шевелилась. Просто смотрела. Потом приподнялась и села, с удивлением поглядев на окруживших её детей. Потом она огляделась вокруг и удивилась и того больше.
-Какое голубое озеро! - проговорила она.
А потом она сбросила кутавший её плащ и встала. И оказалось, что на её теле и следа ожогов не осталось. Ох, как же мы все были счастливы, что Милимани ожила!"

Моя видеокассета на немецком языке, Taurus Video 1993.
Коллекционное издание Astrid Lindgren - Filmkollektion.



Я был бы не фанат, если бы у меня в коллекции не было диафильма "Мио, мой Мио"

Мой флуоресцентный рисунок, светится в ультрафиолетовых лучах:

Белые розы, белой зимой...

Ещё не скоро до весны,
И звёзды скрылись в снежных тучах,
Поставь кассету, друг, в магнитофон,
Пусть этот вечер будет самый лучший...


И девяносто третьего зима,
Учебники мои, запретных книг перемежает чтением,
И вновь, презрев ворчание отцов,
Во тьму ночных дворов уходят пацаны навстречу приключениям...

Ночник горит опять над головой,
И над рассказами в тетрадке школьной бьёшься ты весь вечер,
Домашнего уюта пыль впитал в себя ковёр,
И кажется, что так всё будет вечно...

Но юность с наступлением весны,
Из детства нас уводит без оглядки,
И растворится в прошлом темнота дворов,
Где часто мы с судьбой играли в прятки...

Ещё не скоро, друг мой, до весны,
До интернета - целая эпоха!..
Я думал, что быть взрослым - это круто,
Но почему с годами так паршиво, одиноко...

И белых роз, не сорванных, шипы,
Пройдутся вновь по сердцу ночью новогодней,
Поставь кассету друг, и помолчим,
Пусть эта боль утихнет завтра, не сегодня...

Как Иван Дадыкин жениться решил...

Продолжение приключений
Неунывающего Ивана Дадыкина,
Ровесника эпохи, который видел БАМ и Днепрогэс,
И лично строил крымскую АЭС!


Земеля деревенский мой,
В поленнице топор,
И детство быстро кануло,
За колхозный двор,

Историю послушай ты,
Ванюши и страны,
Идеям КОМСОМОЛа,
Как прежде, мы верны!..

Окончена уж служба срочная,
Ванёк на Родину вернулся, и бегут года!
Писун оброс стальною волоснёю,
Дадыкин Ваня, парень хоть куда!

А в нашей той деревне,
Зовётся что Чернянка,
Лишь пара развлечений -
То пьянка, да тальянка!

У клуба деревенского,
Парнишки собираются,
Найти себе невесту,
Там Ванечка пытается...

И вот выходит как-то, дива деревенская,
Зовут-то как тебя? Я Люся Боровенская!
Семья вся строгих правил, замуж - лишь в сентябре,
А если задержусь вечером - мать путами* дере!..

А в хатке побелённой,
Покрылись копотью от печки потолки,
Зато как вольно дышится Ивану-физкультурнику,
Да и шаги по комнате той, от любви легки!

А из всего приданого,
У нашего Ивана,
Сундук со старым скарбом,
Да рваных два баяна!

А у невесты Ваниной,
Да знатная образина!
Красавиц много в той стране Советской,
Стране трусов семейных, тапок из резины!

И вот приходит Ваня, просить благословения -
Мамаша с виду ласкова, и с ангельским терпением,
Такое вот условие, поставила ему -
Жениться щас не в срок, а знаешь, почему?

У нас на Белгородчине, традиция такая -
Картошку как мы выкопаем, тогда уж и женись!
А нынче, июль месяц, картошка ще не копана,
Куда ж сейчас жениться, Ванюшенька, окстись!

Жучара прехитренная, та мамочка была,
Ванюшеньку от титьки, никак не отняла,
Вот и придумала она, с картошкой ту хуйню,
Не знал Ванёк, загубит, ведь молодость твою!

Иван ходил довольный, и августа всё ждал,
Картошку он в деревне, сам первый докопал!
И к мамочке вновь в хату, заходит, весь горит:
Пора б уж и жениться, мамаша, говорит!

А та ему в ответ, слезливо всё, опять:
Да разве ж можно это, картошку вновь сажать,
Весной теперь придётся, посадим, а потом,
Женись ты сколько влезет, да с майским холодком!

Так от весны до осени, промаялся Иван,
Затосковал он братцы, и грел в руке стакан!
Но вот, смекнув, как есть всё, он мамочку послал,
И свадьбу долгожданную, весною отыграл!

И свадьба комсомольская, у молодых была,
На свадьбе той не выпили, ни капельки вина!
Лишь самогон на мяте, был в тульском самоваре,
Тот самогон из кружек, все до утра хлебали!

И вот, в скрипучей койке, лежат они вдвоём,
Она с улыбкой пьяною, а Ваня - под хмельком.
Пусть секса нет в СССР, но стоит ли горевать?
Парторг научит Ваню, куды чего совать...

Путёвку комсомольскую партком ему даёт,
На стройку на народную, на целый длинный год!
На БАМ поедешь, Ваня, с женою молодой,
Страна гордиться будет, конечно же, тобой!

Но Ваня спутал всё, иль с пьяну переспал,
На БАМ он на воронежский, с женою вдруг попал!
Недолго думал - горевал, всё в мире одного,
На БАМе как-то встретил, в пивнушке я его!

Историю поведал мне, а я подсократил -
Невест как выбирал он, и сколько Ванька пил...
Идёт по жизни прямо он, тропою чумовой,
Иван Дадыкин смелый, народный мой герой...

*Путы - это то, чем  путают ноги у коровы.